Есть ли жизнь после Путина


На место президента РФ метят Медведев, Собянин и ДюминНа место президента РФ метят Медведев, Собянин и Дюмин.

Фонд «Петербургская политика» составил рейтинг наиболее влиятельных публичных фигур, которые могли бы стать преемниками президента РФ Владимира Путина.

Политиков, включенных в рейтинг, эксперты называют участниками будущей правящей коалиции 2018−2024 годов. Баллы складываются из показателей публичности, общественных ожиданий, активности, неконфликтности, субъектности (контроль над влиятельным кланом и ресурсными потоками) и наличия контркампании против политика. Эксперты также анализируют успехи и неудачи политиков, а также частоту их встреч с Владимиром Путиным за лето.

Ближе всего к Путину в кадровом резерве высшего ранга находится премьер Дмитрий Медведев (21 балл). Вторым идет мэр Москвы Сергей Собянин (19 баллов). По версии «Петербургской политики», столичный мэр присутствует в кругу потенциальных преемников с 2004 года и за это время значительно «продвинулся» в близости к этому статусу. На один балл от него отстал тульский губернатор Алексей Дюмин. И со значительным отрывом (14 баллов) — на 13-м месте — глава Чечни Рамзан Кадыров.

Премьер Дмитрий МедведевПрактически равноудаленными (15 баллов) от президента в фонде считают спикера Совета федерации Валентину Матвиенко, главу КГИ Алексея Кудрина, первого замглавы администрации президента (АП) Сергея Кириенко, главу АП Антона Вайно. На балл меньше получили спикер Госдумы Вячеслав Володин и президент «Роснефти» Игорь Сечин (вошли в топ-10 рейтинга). При этом авторы доклада отмечают, что в сравнении с текущим и предыдущими политическими циклами до 2024 года позиции Вайно, Володина и Кадырова имеют тренд к снижению, а Сергея Шойгу — к росту.

18-е место (10 баллов) в двадцатке «преемников» цикла 2018−2024 годов авторы рейтинга отдали главе ФБК Алексею Навальному.

В рейтинг также включены глава Минпромторга Денис Мантуров, вице-премьер, полпред в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, директор СВР Сергей Нарышкин, глава ЦБ Эльвира Набиуллина, глава Счетной палаты Татьяна Голикова, гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов, приволжский полпред Михаил Бабич.

В фонде не включили в будущую правящую коалицию главу Росгвардии Виктора Золотова, спецпредставителя президента Сергея Иванова, секретаря Совбеза Николая Патрушева, министра финансов Антона Силуанова, генпрокурора Юрия Чайку, помощника президента Владислава Суркова.

Сергей СобянинПри этом составители уточняют: под понятием «преемник» понимают «высший ранг присутствия в ближайшем кадровом резерве» президента, но возможную будущую должность чиновника не указывают. «Прошлый опыт показывает, что возможны варианты: выдвижение в президенты, премьеры, вице-премьеры», — говорится в докладе.

Насколько вероятно, что люди, перечисленные в рейтинге, будут занимать высшие командные посты в России через 10−15 лет, кто в реальности станет преемником Путина?

— С рейтингом можно соглашаться или нет, с точки зрения методологии, параметров, градации оценок, но, по сути, речь идет о том, есть ли жизнь после Путина, — считает политолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.

— Ответ на вопрос, кто будет управлять Россией, одновременно отвечает, как ею будут управлять. Пока то, что предлагает фонд «Петербургская политика» — это инерционный сценарий. Рейтинг, я считаю, отражает данность — и только. Логика фонда такая: раз Медведев в последнее время стал часто появляться с Путиным — значит, позиции премьера усилились.

«СП»: — Что означат появление в рейтинге Навального?

Алексей Навальный— Таким образом авторы дают понять, что допускают возможность, при которой во главе страны встанет человек, лично Путину не обязанный, и даже являющийся антитезой действующему президенту РФ.

Понятно, что сейчас это выглядит как фантастика. Но исследователи любят изучать не только сложившуюся систему, но и альтернативы, пусть самые маловероятные.

«СП»: — Каким будет реальный преемник Путина?

— На мой взгляд, у преемника должно быть сочетание трех важнейших качеств.

Прежде всего, ему должен доверять президент. Причем, доверять полностью. Предполагается, что преемник не поставит по прошествии времени свои личные амбиции во главу угла, и не подвергнет ревизии наследие предшественника. Преемник, как предполагается, будет способствовать закреплению места Путина в истории, а не будет создавать альтернативу, и будет обозначать курс развития как продолжение путинской политики. Другими словами, преемник не должен ставить под сомнение путинизм как идеологию.

Замечу, примерно такая же ситуация была во Франции после смерти Шарля де Голля: голлизм как идеология продолжал жить.
Второе необходимое качество преемника — способность не вызывать отторжения общества. Еще лучше — способность вызывать симпатии общества. Скажем, в рейтинге у Дмитрия Медведева высокие оценки. Но два раза в одну воронку снаряд, как известно, не падает. Поэтому если в реальности Путин назовет Медведева преемником, в обществе возникнет масса недовольных таким решением. Хотя, возможно, проверенный временем Медведев в качестве президента — еще не худший вариант.

Повторюсь: у преемника должна быть способность нравиться, и минимальный антирейтинг.

Наконец, третье качество — взаимоотношение с элитами. Причем, как с элитами в широком смысле слова, так и с истеблишментом, той новой аристократией, которая в России уже сформировалась. Понятно, чем больше будет у преемника шансов обрести попутчиков и союзников, и чем меньше будет врагов — тем лучше.

Замечу, у некоторых политиков, которые получили высокие оценки в рейтинге фонда «Петербургская политика», имеется большое количество недоброжелателей, что ставит крест на их перспективах как реальных преемников.

«СП»: — Сам факт обсуждения темы преемника — это хорошо или плохо?

— Мне кажется, именно сейчас дискуссии о преемнике — не лучший способ усилить позиции основного кандидата на президентских выборвах-2018. Если выборы будут восприниматься как проходные, и все будут знать, что уже идет поиск преемника, мотивация к голосованию может ослабеть.

С другой стороны, перед выборами нужно держать интригу. А как завещал нам Сомерсет Моэм, «не делай паузы, если в этом нет крайней необходимости, но уж если сделал, тяни ее сколько сможешь». Владимир Путин как раз взял паузу, и тянет ее по максимуму: не говорит, будет ли участвовать в выборах. И пауза Путина, и вбросы по типу исследования «Петербургской политики», в конце концов, работают на интригу. А интрига в выборах-2018 нужна сейчас всем.

Сергей Шойгу— Кадровая политика Кремля — это тайна за семью печатями, — отмечает декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Реальные кадровые вопросы во власти решаются келейно, вдали от ушей и глаз общества. С этой точки зрения рейтинг фонда «Петербургская политика» — не более, чем набор предположений.

На мой взгляд, рейтинг выстроен по степени «засвеченности» кандидатов, кого так или иначе называли преемниками Путина. Плюс, он действительно очерчивает круг «путинского консенсуса», включая умеренных либералов в лице Медведева и Кудрина, представителей аполитичной бюрократии, имеющих экономические и аппаратные интересы, в лице того же Собянина, плюс силовиков вроде Дюмина и Шойгу.

В целом, рейтинг подтверждает тезис, что правление Путина является коалиционным, опирается на широкий круг элит, и старается проводить многовекторную политику.

Что до реального преемника Путина, его сегодня банально нет. Сегодня можно лишь говорить о запросе общества на такого преемника. И это, я считаю, запрос на жесткую руку — волевого человека, который бы проводил еще более патриотичную внешнюю политику. Другое дело, что российское общество не всегда понимает пределов, которые существуют на этом направлении.

Источник


Фото по теме:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.